Вы попали на старую версию сайта Петрозаводского государственного университета.
Информация не является актуальной.
Для поиска актуальной информации перейдите на новую версию сайта.

Главная страница
Контакты Поиск Обратная связь Кого спросить ПетрГУ на карте Web-ресурсы
Структура Деятельность Общая информация Документы Новости Объявления Студентам Абитуриентам


Ректорат

Советы

Управления

Факультеты и институты

НИИ

Библиотека

Международные подразделения

Учебно-научные подразделения

Учебно-производственные базы

Центры

Филиалы, Лицеи

Творческие коллективы

Производственно- хозяйственные службы


Газета "Петрозаводский университет"

Наш первый главный врач

Его имя носит головное лечебное учреждение Карелии — Республиканская больница, недавно отмечавшая свое шестидесятилетие.

Василий Александрович Баранов… это имя связано со становлением новых лечебных учреждений и развитием специализированной хирургической помощи в республике. Родственными узами он связан с очень именитой в Карелии и Лодейном Поле династией врачей Иссерсон. Несмотря на все заслуги, он оставался практическим врачом, незаурядным хирургом.

Родился Василий Александрович 115 лет назад, в деревне Канзанаволок Водлозерской волости Пудожского уезда Олонецкой губернии. Затем вместе с родителями переехал в г. Пудож, где и прошло его детство, реконструированное в небольшой книжке Александра Иванова «Врач В.А.Баранов», изданной в 1948 г. Сегодня это библиографическая редкость.

Его отец работал санитаром в больнице. В 1912 году Василий Баранов поступает в Петрозаводскую фельдшерско-акушерскую школу. Окончив ее в 1915 году, возвращается в Пудожский район и работает фельдшером участковой больницы. Затем служба на фронтах гражданской войны, а с 1918 года  А.В. Баранов работает фельдшером хирургического отделения Петрозаводской центральной больницы. Огромное трудолюбие было оценено, и в 1923 году способного юношу направляют в Ленинградский государственный институт медицинских знаний. По окончании его в 1927г. В.А. возвращается в Петрозаводск.

В те годы он работает, учится  хирургии и смежным дисциплинам — травматологии, урологии, гинекологии и другим у прославленного корифея Михаила Давыдовича Иссерсона, который воспитал не одно поколение хирургов. Среди учеников  особое место занял В.А. Баранов. Он стал не только любимым учеником своего метра, но и его ближайшим родственником. Василий Александрович полюбил дочь шефа Зинаиду Михайловну Иссерсон, которая тоже стала хирургом, и женился на ней. Под руководством М.Д. Иссерсона В.А. Баранов прошел путь от хирурга-ординатора до главного хирурга Министерства здравоохранения Карельской АССР.

Уже прошло 33 года после его смерти но его имя сохраняется в памяти жителей нашей республики и истории хирургии Карелии. Это был врач, администратор, общественный деятель.

Сочетание знаний, большого опыта и безукоризненной техники за шестьдесят лет непрестанного служения людям позволили В.А. Баранову стать в первый ряд хирургов, снискать любовь и признательность многих тысяч пациентов, получивших избавление от своих недугов.

Мне приходилось общаться с ним, когда он был в зените славы и расцвете жизни. Василий Александрович всегда выступал в роли старшего и мудрого учителя. Как он относился ко мне, я не знаю, но мне всегда казалось, что он меня принимает как врача-хирурга и ждет, как и в чем я смогу проявиться. Мне предлагали работать травматологом, специализироваться по анестезиологии. Только года через четыре мне перестали предлагать другие хирургические специальности.

Я знал В.А. и как врача «диагноста», и как хирурга. После года практической работы, при отсутствии специализации по хирургии (это особенность того времени), когда я только-только освоил некоторые азы специальности, в силу нехватки хирургических кадров мой начальник и учитель, заведующая хирургическим отделением Зинаида Михайловна Иссерсон поставила меня ответственным хирургом на дежурства по экстренной хирургической помощи в городе. Тогда бригада хирургической помощи состояла из двух человек — ответственного хирурга (старшего) и травматолога. Когда мне нужна была помощь, я вызывал кого-нибудь из Барановых.

В процессе дежурства случались разные трудные ситуации. Для меня они были сверхтрудные.

В 1958 или 1959 г. во время дежурства «скорая помощь» привезла молодого мужчину с ножевым ранением левой половины грудной клетки. В те годы в ночное время рентгеновский аппарат не работал. Наличие крови в грудной клетке вызвало необходимость хирургического вмешательства. После того, как была открыта грудная клетка и выявлено повреждение сердечной оболочки сердца, возникли тактические трудности. В операционной появился Василий Александрович. Он дал нужные советы и стоял рядом до тех пор, пока операция благополучно не закончилась. Я хотел поблагодарить В.А., но его уже не было в операционной...

Неоднократно В.А. удивлял всех нас нестандартным поведением и поступками. Однажды он буквально потряс меня результатом осмотра больной.

Хирургическое отделение городской больницы дежурило по городу круглосуточно. Во время моего дежурства была доставлена больная. Я, еще молодой хирург, сомневался, оперировать ли её.

Василий Александрович, вызванный в приемный покой, подсел к больной на кушетку, задал несколько традиционных вопросов. После этого положил свою большую, красивую руку на тело больной, мягко провел по всему животу и сказал лишь: «В операционную». Я от такого быстрого заключения был в ступоре. Позднее учитель пояснил, что в животе катастрофа, и помочь больной может только операция. Времени  на дополнительные методы исследования не было, да этих методов тогда и не существовало. Больная под эфирным масочным наркозом, который давала тогда медицинская сестра, вызванная с поста хирургического отделения (так поступали в то время), была прооперирована. Была устранена тяжелая кишечная непроходимость, и больная поправилась. Этот случай остался в моей памяти как пример высочайшего класса диагностики.

Баранов был мастером высокого класса. Владел он разными методами новокаиновых блокад по А.В. Вишневскому. Мне пришлось наблюдать, как однажды к В.А. пришел в качестве больного председатель Президиума Верховного Совета Карелии П.С. Прокконен. Во время войны ему оторвало правую кисть, и он страдал фантомными болями. В.А. мастерски сделал новокаиновую блокаду (тогда подобный вариант блокад я видел впервые), и после этого боли в течение длительного времени значительно меньше беспокоили пациента.

Из книги заслуженного врача Карелии Ф.М. Левиной:

«В. А. лучше всех оперировал, в неясных случаях экстренной хирургии разбирался лучше всех, его вызывали в любое время, и он приходил. Доктор Баранов делал обходы в хирургическом и нашем (травматологическом) отделениях раз в неделю, смотрел рентгенограммы, больных. Его любили и уважали все. В белоснежном халате, моложавый, высокий, седой мужчина, спокойный и немногословный, образец мудрости и силы».

Очень мне хочется попытаться охарактеризовать техническое мастерство этого большого и искусного профессионала, его хирургический почерк. Но я уже давно понял, что словами передать это невозможно, так же, как невозможно передать мастерство танца великих балетных артистов прошлого, великих актеров и чтецов, эстрадных артистов. Только появившиеся возможности кинозаписи позволяют сохранить в памяти великую магию этих артистов.

В.А. обладал даром мягкого обращения с тканями человеческого тела, отточенной, скрупулезной, но и быстрой техникой оперирования. Он не делал лишних движений, не суетился, не кричал и не ругался, все получалось быстро и точно. Я никогда не слышал от него ни одного бранного слова! Он мог оперировать и с сестрой и с малоопытным доктором. Все его операции, как правило, заканчивались благополучным результатом.

Отдельные неудачи, присущие тому времени, не являлись итогом слабой техники оперирования, а были вызваны недостатками технического обеспечения. В то время еще не было сшивающих аппаратов, без которых немыслима современная хирургия, качественного шовного материала, современного обезболивания.

В.А. был ярким представителем земской медицины начала XX века. Что такое земская медицина? Это подвижническая медицина. Люди земства всегда и при всех условиях жизни готовы были к работе: у них не было выходных и праздников. Условия жизни земства заставляли их быть врачами широкого профиля, знать не только свою дисциплину (хирургию или терапию), но в любую минуту стать акушером-гинекологом или педиатром.

Общался я с В.А. и как с организатором хирургической службы, когда он был главным хирургом Министерства здравоохранения Карелии (с 1955г. по 1959г). Как главный хирург В.А. был безотказен. Он исколесил всю нашу республику. В то время в районах не было хирургов, и ему часто приходилось выезжать на экстренные вызовы, особенно на катастрофы: прободные язвы желудка, желудочные кровотечения, травмы живота, травмы головы и позвоночника. В.А. мог в любое время собраться и быть готовым работать в любых условиях. Оперировать приходилось в малоприспособленных помещениях, с сестрами (даже не с докторами), не имеющими достаточного опыта. Иногда надо было оперировать при керосиновой лампе, свете фар автомобиля, подогнанного впритык к окнам операционной, свете, отраженном зеркалом. Выезжая в район, нередко приходилось брать с собой инструментарий — биксы (барабаны) с бельем и материалами и, конечно, желательно - опытную операционную сестру.

Он был требовательным главным хирургом. В те времена в Карелии ещё имелись традиции земской врачебной хирургии. В.А. настаивал, чтобы хирург знал смежные дисциплины, чтобы владел травматологическими, урологическими, гинекологическими операциями, смог при необходимости разобраться в смежной патологии и оказать адекватную терапию.

Пройти аттестацию хирурга и получить хирургическую категорию было очень трудно. Хирург вызывался на собеседование в Министерство здравоохранения. Он отчитывался перед комиссией о проделанной работе, и надо было ответить на ряд практических вопросов. Комиссии в министерстве были жесткими и объективными.

Не могу не привести такой случай, рассказанный К.Г. Готовцевой. После окончания института она получила назначение на работу хирургом в Пудожскую центральную районную больницу. Приехав в Петрозаводск, посчитала необходимым представиться главному хирургу республики. В тот день В.А. был занят в операционный, предстояло несколько операций, и он пригласил молодого доктора поработать с ним, по-видимому, чтобы понять возможности нового специалиста. На нескольких операциях К.Г. ассистировала, а последнюю провела сама. Операция закончилась успешно, и В.А. сказал: «Теперь Вы можете ехать по месту назначения в Пудожскую больницу». Это оказалось не только напутствием, но и благословлением. Впоследствии К.Г. Готовцевой присвоены звания заслуженного врача РК и РФ, а через много лет она заняла кресло главного хирурга республики и достойно исполняла свои обязанности.

С 1950г. В.А. Баранов — главный врач Республиканской больницы (РБ). Новое головное учреждение Карелии первоначально располагалось на базе хирургической лечебницы им. М.Д. Иссерсона (ул. Кирова, д. 21) и физиотерапевтической лечебницы (ул. Куйбышева, д. 8). С самого начала это многопрофильное учреждение с несколькими специализированными отделениями, что для того времени было значительным явлением. И одновременно начинается большое строительство, осуществление грандиозного плана по созданию в Карелии учреждения нового типа. В.А. Баранов сыграл большую роль в организации и строительстве Республиканской больницы.

В.А. заложил основы санитарной авиации при РБ. Он понимал, что нужна такая оперативная служба, которая связала бы огромную территорию республики и дала возможность  осуществлять в полном объёме помощь на местах.

Он открыл эту больницу с молодыми кадрами, он умел подбирать молодежь, доверяя ей, но и жестко спрашивая. Тогда трудно было представить тот размах, который приобрела сегодня РБ.

В.А. изначально был главным строителем, организатором этого учреждения, больница по праву носит его имя.

В 1955 году Василий Александрович перешел на должность главного врача больницы Министерства здравоохранения Карелии (спецбольницы для руководителей и заслуженных людей республики, республиканской «кремлёвки»).

 Большое внимание В.А. уделял подготовке кадров, считая, что каждый врач обязательно должен быть педагогом. Сам он постоянно преподавал хирургию в медицинском училище. Он никогда не подчёркивал, что он метр, не поучал, не журил, а многое показывал личным примером. Особенно это проявлялось в работе у операционного стола.

Практическая работа у В.А. Баранова всегда сочеталась с организационной: заведующего травматологическим и хирургическим отделениями, главного врача Республиканской больницы и больницы Министерства здравоохранения КАССР, главного хирурга г. Петрозаводска и Минздрава КАССР.

Он выполнял и большую общественную работу — был депутатом Верховного Совета КАССР двух созывов, заместителем Председателя Верховного Совета КАССР.

Особо надо отметить его отношение к юбилеям и наградам. Он был награжден многими правительственными наградами (которые, как и его учитель М.Д. Иссерсон, никогда не демонстрировал). Ему было присвоено звание заслуженного врача РСФСР и Карельской АССР, Почетного гражданина г. Петрозаводска. Ордена и медали надевал только по большим праздникам. Не любил юбилеи и старался их избегать. Следует особо отметить и отношение его к людям: к больным и к тем, с кем он работал рядом.

Вот пример из книги замечательного врача Ф.М. Левиной:

«Запомнился случай с 16-летней школьницей Ниной Г., попавшей под машину и доставленной к нам с тяжелейшей открытой черепно-мозговой травмой. Оперировал ее В.А. Первичная хирургическая обработка серьезной раны, на мой взгляд, это сложная нестандартная операция, ибо она определяет дальнейшее течение травмы и, в конечном счете, судьбу пациента. Так вот, Нина выжила. Травма мозга, пройдя через все стадии, протекала гладко. Нина лежала в моей палате, я писала дневники в истории болезни, но лечил ее В.А.. Он сам снимал повязки, промывал рану струей раствора из баллончика; не прикасаясь к ране пинцетом, накладывал повязку и доверял мне прибинтовывать ее. Затем Нину долечивала я. Девушка в дальнейшем окончила медицинское училище и стала медсестрой, вышла замуж, имеет детей».

В этом примере сказалась ещё одна принципиальная позиция: необходимость выхаживать каждого больного, что особенно важно в послеоперационном периоде.

В заключение мне бы хотелось ещё раз отметить человеческие качества Василия Александровича: его интеллигентность, свойственную людям того времени, постоянную подтянутость. При этом он был немногословен, доброжелателен,  уважителен в отношении к коллегам, в том числе к молодым докторам.

В 1972 г.,  в возрасте 76 лет В.А. вышел на пенсию. Это был пенсионер, который интересовался всеми сферами жизни республики, продолжал работать на даче, где всё было сделано его руками.

Память о Василии Александровиче Баранове сохраняется в наших сердцах и в названии головного лечебного учреждения Карелии.

А. ОСТРОВСКИЙ,
доцент кафедры хирургии



Последнее обновление: 21.02.2011  
 



Rambler's Top100 © ПетрГУ, 1995-2015
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Редакционный отдел: redactor@petrsu.ru, пр. Ленина, 33, каб. 216, 71-32-62
Техническая поддержка: websupport@petrsu.ru, пр. Ленина, 33, каб. 132, 71-96-91